BALABIKE.RU - Велотуризм в окрестностях Балашихи.             ВЕЛОТУРИЗМ В ОКРЕСТНОСТЯХ БАЛАШИХИ BALABIKE.RU            
 ГЛАВНАЯ |
 МАРШРУТЫ |
 ИНФО |
 ИСТОРИЯ |
 BALABIKE |
 ФОРУМ |
 ФОТО 

Главная Регистрация Контакты Карта сайта Поиск
История / Усадьбы
Символика
Город
Усадьбы
Окрестности

логин:
пароль:

Запомнить меня
  Вспомнить все :)
  Регистрация

28.03.2006 

Balabike.ru - история.  Горенские "сидельцы"

Первые упоминания о Горенках имеются в писцовой книге Московского уезда за 1576 - 1578 годы, где сказано: «Пустошь Горенки. Пашни лесом поросником поросли, 16 чети в поле, а дву по тому ж доброй земли, сена 20 копен, лесу пашенного 3 десятины». Тогда же служивый человек Молчан продал ее известному боярину Никите Романовичу Юрьеву, деду первого царя из рода, Романовых - Михаила.

В 1623 году, после Смутного времени, Горенки (именуемые Коробкиным) переходят во владение к помещику Никифору Плещееву. В писцовой книге Московского уезда за 1632 - 1634 годы сохранилась такая запись: «за Никифором Плещеевым находились в поместье пустоши: Перевесье, на речке Горенке, Погребище на суходоле, Глебцово, а Степашково тож, и Коробкино на суходоле, а в них пашни паханные добрые земли сто одна четверть, лесу пашенного 11 десятин и непашенного десятины...»

Потом в качестве приданого за своей дочерью Марией Плещеев в 1658 году отдает деревню касимовскому царевичу Василию Арслановичу. Тот, в свою очередь, в 1693 году передает Горенки тоже как приданое за дочерью Домной князю Юрию Яковлевичу Хилкову (1661 - 1729). При Петре Великом Хилков был комнатным стольником, затем генерал-майором и губернатором в Новгороде. Именно при Хилкове в Горенках построили большой деревянный господский дом.

В 1714 году дочь Хилкова вышла замуж за князя А.Г. Долгорукова, которому и достались Горенки в качестве приданого. Алексей Григорьевич Долгоруков был сыном знаменитого петровского дипломата князя Григория Федоровича Долгорукова. Получил хорошее образование, но талантов отца не унаследовал. Между 1700 и 1706 годами жил при отце в Варшаве. Благодаря значению при дворе отца и дяди Якова Федоровича А.Г. Долгоруков быстро продвигался по службе. В 1713 году был губернатором в Смоленске, в 1723 году - обер-президентом главного магистрата, а в 1726 г. по ходатайству Меншикова возведен Екатериной I в звание сенатора и назначен гофмейстером и вторым воспитателем великого князя Петра Алексеевича. При Петре II Алексей Григорьевич, осыпанный всевозможными наградами, был назначен членом Верховного тайного совета. Долгоруковым Горенки обязаны началом своей славы. Именно в этой усадьбе в начале XVIII века станет подолгу жить Петр II уже после того как станет императором.

В 1719 году Алексей Долгоруков строит в своем имении Горенки Церковь Происхождения Честных Древ Животворящего Креста Господня (она не сохранилась, на архитектурных планах имения не указано даже место ее расположения), в которой венчаются его сын Иван и Наталья Шереметева. А в 1724 году Долгоруков-старший приобретает соседнее село Чижево (на юг от Горенок, на берегу реки Чернавки). Вскоре он соединяет два своих имения в одно. И задумывает построить более просторный храм. В своем прошении от 13 августа 1729 года Алексей Долгоруков писал: «Имею я вотчину в Московском уезде, село Чижево, в которой церковь Успения Пресвятой Богородицы деревянная обветшала и служить невозможно, того ради намерен я по обещанию своему перевести и построить в подмосковной же своей деревне Горенки, которая расстоянием от села Чижево в полуверсте, понеже из оного села Чижево люди и крестьяне переведены в оную деревню Горенки... прошу дать указ о строении церкви в Горенках». Ветхую церковь в Чижеве разобрали. Но новую в Горенках князь построить не успел.

После смерти Екатерины I Долгоруковы обрели особое влияние в государстве. Хозяин Горенок князь Алексей Григорьевич Долгоруков состоял в ту пору членом Верховного тайного совета и был опекуном юного государя. Его брат фельдмаршал Василий Владимирович также входил в тайный совет, а сын Алексея Григорьевича — Иван Алексеевич стал для молодого царя чуть ли не правой рукой, любимым другом, ему пророчили славу Меншикова.

Институт фаворитства тогда только начинал развитие на Руси, и впоследствии на протяжении всего XVIII века фавориты многое решали в судьбе нашей страны. Но правление Петра II ознаменовалось фамильным фаворитством, когда у власти, пользуясь малолетством царя, оказались люди с фамилией Долгоруковы. Помимо упомянутых уже Алексея Григорьевича и Василия Владимировича, членом Верховного тайного совета, в ту пору высшего органа власти империи, являлся также и Василий Лукич Долгоруков - талантливый дипломат, известный в Европе политик, который и возглавил всю деятельность Долгоруковых. В фаворе были и остальные члены фамилии.

Середина и конец 20-х годов XVIII века стали для России поворотным моментом. Страна стояла перед выбором - то ли продолжать реформы Петра Великого, то ли вернуться к старому, боярскому укладу. При Екатерине I статус-кво сохранился и все шло по порядку, установленному Петром, хотя у власти, по сути, стоял временщик Меншиков. Но после смерти императрицы 6 мая 1727 года и восшествия на престол внука Петра I Петра Алексеевича (сына казненного царевича Алексея) Меншиков потерял всю былую власть и в том же году был сослан в сибирский город Березов. Инициаторами этого стали Долгоруковы, после устранения главного соперника обретшие особую власть. Ее олицетворением стал сын владельца Горенок Алексея Григорьевича - Иван Алексеевич.

Иван Алексеевич родился в 1708 году и уже в 1725 году стал гоф-юнкером царя (должность тогда немалая). Петр II сразу привязался к нему, за что Иван мог и поплатиться, так как Меншиков бдительно следил за окружением юного государя. За то, что новый фаворит высказал свое неодобрение по поводу обручения Петра II с дочерью Меншикова, Данилыч попытался удалить его от царя и перевести в полк. Но затея бывшего фаворита Петра I не удалась. Дочь Александра Даниловича так и не стала российской императрицей, а Долгоруковы, заручившись поддержкой своих соседей по балашихинской земле - Голицыных, одержали победу, фактически взяв на попечение молодого царя. Вскоре вся семья Меншиковых с позором была отправлена в ссылку, а глава семейства лишен званий, титулов и наград.

Тем временем Иван Долгоруков стал играть при дворе еще более заметную роль. Сразу после падения Меншикова царь пожаловал его в обер-камергеры и присвоил чин майора Преображенского полка, равный тогда генеральскому званию. Перед ним раболепствовали даже министры иностранных государств, полагая, что его ждет в будущем блистательная карьера.

О том, что влияние князя Ивана Алексеевича на царя было действительно велико, свидетельствует и знаменитый русский историк С.М. Соловьев: «Долгоруков имел власть поднять и замять всякое дело, - пишет он. - Посланники австрийский Вратислав и испанский Лирия постоянно ссорились друг с другом. Когда Вратислав заметил, что Лирия вкрался в расположение фаворита, то сейчас же употребил сильное средство: позвал фаворита к себе обедать и подарил ему трех лошадей, стоивших 1000 дукатов».
Юный царь (а в ту пору ему было всего 14 лет) ни на минуту не желал расставаться со своим фаворитом, и они беспрестанно веселились и кутили, праздно проводя жизнь. Петр II с подачи Алексея Григорьевича Долгорукова серьезно пристрастился к охоте и бывал в Москве все реже и реже. А в Петербург он вообще старался не ездить, откровенно недолюбливая северную столицу. Зато Горенки в 1728 - 1729 годах стали своеобразной резиденцией Петра. Здесь он принимал высоких гостей, писал указы, отсюда отдавались распоряжения, наконец, здесь он веселился, а в окрестных лесах охотился. Причем Иван вошел уже в такое доверие к царю, что тот, ленясь, доверял своему фавориту подписывать важнейшие документы. Это у него получалось довольно умело, и даже особо приближенные сановники не могли отличить подлинный рескрипт от подделки. В будущем именно это умение и погубило Ивана.

Государственными делами Петр II практически не занимался, и все решал Верховный тайный совет, в котором огромную роль играл умелый царедворец А.И. Остерман, между прочим, владелец усадьбы Полтево (ныне Балашихинский район). Он в какой-то степени стоял в оппозиции к семейству Долгоруковых и был противником старобоярской партии, к которой относились последние.

Вскоре князь Алексей Григорьевич, человек честолюбивый, но ограниченный, попытался повторить замысел Меншикова, а именно - женить царя на своей 18-летней дочери Екатерине. Тем самым он хотел войти в родство с Петром и окончательно подчинить его своей воле. Но для начала нужно было уговорить дочь, которая была страстно влюблена в шурина австрийского посланника - графа Мелиссимо.

После разговора отца с Екатериной (а он, надо сказать, с ней не церемонился - уговорил палкой) та дала согласие соблазнять царя, который в то время был сильно увлечен своей теткой - будущей императрицей Елизаветой. Естественно, особых симпатий к Екатерине он не питал, поэтому ей понадобилось приложить немало усилий для того, чтобы «прибрать к рукам» Петра. Помогало ей в этом и окружение государя в лице Долгоруковых, дружно уговаривавших того жениться. Вскоре Петр сдался, и было официально объявлено о помолвке.
19 ноября 1729 года Екатерину объявили невестой императора, а 30 ноября состоялось торжественное обручение, и Долгоруковой был присвоен титул «ея высочества государыни невесты». На следующий день она переехала из Горенок в Головинский дворец, а ее прежний возлюбленный граф Meлиссимо был отправлен домой. Австрийцы тем не менее оскорбленными себя не чувствовали, считая, что в будущем смогут влиять на молодую императрицу, а значит, и императора с помощью возможного фаворита Мелиссимо.

Однако дальше произошло непредвиденное. На очередной охоте в подмосковных лесах царь подхватил страшную и неизлечимую болезнь - черную оспу. Скорее всего, это произошло где-то неподалеку от Горенок. Для Долгоруковых известие стало крушением всех надежд, ведь до свадьбы оставалось всего несколько дней! Агония длилась недолго, и юный царь, последний мужчина из рода Романовых, вскоре отошел в мир иной (18 января 1730 года по новому стилю, то есть в день предполагавшегося венчания государя с Долгоруковой). Все это время Долгоруковы в семейном кpугу обсуждали, что им делать дальше. В конце концов, было решено составить подложное завещание от имени государя о назначении преемницей престола «государыни невесты». Составили два экземпляра, и любимец царя Иван понес их на подпись умирающему Петру. Но тот собой уже не владел и документов не подписал. Вот тогда и пригодилось фавориту умение подписываться царским рескриптом.

Однако план не сработал, документам не поверили. Все теперь находилось в руках членов Верховного тайного совета, которые должны были определиться с кандидатурами на российский престол. Долгоруковы, естественно, тянули одеяло на себя, уговаривая возвести на царство невесту Петра - Екатерину. Но когда поняли, что остальные «верховники» против, уступили, решив тем самым свою судьбу. Совет постановил пригласить на российский престол дочь Ивана Алексеевича (брата Петра I) Анну Иоанновну, жившую в ту пору в Курляндии (ныне Латвия).

Правда, тут же среди «верховников» созрел план ограничения монархии. Были составлены кондиции, в которых власть будущей императрицы становилась чисто номинальной. Но переворот, как и заговор Долгоруковых, провалился. Анна разорвала кондиции, а Верховный тайный совет вскоре был распущен. Долгоруковым теперь пришлось полагаться только на волю новой императрицы. Они сидели в Горенках и ждали ее решения. Анна Иоанновна была непреклонна: Долгоруковы отправились в ссылку.

Алексей Григорьевич вместе с сыном Иваном, дочерью Екатериной и остальной семьей по иронии судьбы отправился в июне 1730 года в Березов, куда всего три года назад по воле самих Долгоруковых были сосланы Меншиковы. Здесь в 1734 году глава семейства и умер.

Бывший фаворит Иван Алексеевич по прибытии в Березово завел дружбу с офицерами местного гарнизона и стал вновь втягиваться в прежнюю разгульную жизнь. Но кутежи закончились для него плохо. Один из приятелей Ивана написал на него донос, в котором указал, что тот замешан в серьезных проступках и плохо отзывался о императрице. Долгоруков был арестован и посажен в тюрьму. Здесь раскрылись и прежние дела, в том числе подложное завещание от имени Царя. 8 ноября 1739 года Иван Алексеевич был казнен. По этому делу были привлечены и инициаторы завещания — Сергей Григорьевич и Иван Григорьевич, а также Василий Лукич Долгоруковы, которые впоследствии также погибли.

Но особо драматически сложилась судьба у совсем не имевшей отношения к заговору Натальи Борисовны Долгоруковой (в девичестве Шереметевой). Еще в 1729 году она стала невестой Ивана Алексеевича Долгорукова и всего за три дня до опалы была обвенчана с ним в горенской церкви и в дальнейшем разделила его судьбу. В Березове она родила двух сыновей. Когда же Иван был арестован, а затем казнен, порывалась постричься в монахини, но размышления о том, что малолетние дети останутся без родителей, удержали ее. Только после того, как мальчики были пристроены, в 1758 году она все же приняла монашество. Наталью Борисовну считают первой русской писательницей, и ее «Записки» занимают одно из ведущих мест среди литературных памятников XVIII века.

Наиболее же благополучно сложилась судьба бывшей царской невесты Екатерины Алексеевны. Императрица Елизавета в начале 1740-х годов вернула ее ко двору и назначила фрейлиной. Она вышла замуж за генерал-поручика Брюса и умерла в 1745 году в возрасте 33 лет.

После опалы Долгоруковых все их владения перешли в казну и до 1741 года числились за Дворцовым ведомством. В 1742 году прощенные Долгоруковы вновь стали владельцами Горенок, но совсем ненадолго: княгиня Елена Алексеевна в 1747 году продала имение графу А.Г. Разумовскому. Разумовские владели Горенками на протяжении восьмидесяти лет.
Граф, фельдмаршал, фаворит и тайный супруг императрицы Елизаветы, Алексей Григорьевич Разумовский был примечательной личностью середины XVIII века.

Родился он в 1709 году на хуторе Лемешки (ныне село) Козелецкого уезда Черниговской губернии в семье «реестрового» малороссийского казака Григория Розума (розум по-украински - ум; так прозвали Григория за то, что он в пьяном виде любил произносить поговорку: «Що то за голова, що то за розум!»). Мальчиком пас общественное стадо, но еще в детстве у него появилась страсть к учению и пению - он выучился грамоте у дьячка села Чемер.

А.Г. РазумовскийВ 1731 году через Чемер проезжал один из придворных, полковник Вишневский. Он услышал в церкви чудный голос будущего фаворита и взял его с собой в Петербург. Обер-гоф-маршал двора императрицы Анны Иоанновны Левенвольд принял Алексея Розума в придворный хор. Там его увидела и услышала цесаревна Елизавета Петровна, пленившаяся его голосом и наружностью - он был красавец в полном смысле слова. С этого времени началось его быстрое возвышение. После ссылки любимца цесаревны, Шубина, именно Разумовский занял его место в ее сердце. Его карьера благодаря заботам Елизаветы Петровны понеслась вскачь. В недолгое правление Анны Леопольдовны он стал камер-юнкером цесаревны. А вскоре для него настал момент истины. В перевороте, возведшем на престол Елизавету Петровну, Разумовский играл очень видную роль. Он всюду был с будущей императрицей, выказывая похвальную верность. За это и был пожалован в поручики лейб-кампании, с генеральским чином.

После коронации государыни Разумовский получил звание обер-егермейстера и целый ряд имений в России и на Украине. Сам Разумовский стоял вне политики, но на него опирались такие представители «русской» партии, как канцлер Бестужев-Рюмин. По-видимому, не без влияния последнего и состоялся тайный брак государыни с Разумовским. Положение Разумовского после этого окончательно упрочилось - на него смотрели как на супруга императрицы. Это исключительное положение он сумел удержать до самой смерти государыни, хотя в последние годы место фаворита занял И.И. Шувалов.

Императрица Екатерина II в своих мемуарах писала: «Я не знаю другой семьи, которая была бы так любима всеми». По словам его биографа, Разумовский «чуждался гордости, ненавидел коварство и, не имея никакого образования, но одаренный от природы умом основательным, был ласков, снисходителен, приветлив в обращении с младшими, любил предстательствовать за несчастных и пользовался общей любовью».

В 1744 году Разумовский получил достоинство графа Римской империи, причем в патенте было сказано, что Разумовские происходят от Романа Рожинского, польского дворянина. Эту легенду потомки Разумовских поддерживали на протяжении веков. Через некоторое время самого Разумовского сделали фельдмаршалом. Примерно в 1747 году в усадьбе строится каменный дом и каменная церковь во имя Всемилостивого Спаса.

Алексей Разумовский всегда оставался таким, каким был при жизни в Лемешках, - простым, добродушным, хитроватым, любящим свою родину и своих земляков. Перед своей кончиной Елизавета Петровна взяла с наследника престола Петра III обещание, что он не будет обижать Разумовского. Это обещание царь, а впоследствии заменившая его на троне супруга Екатерина Великая, сдержали.

После смерти Елизаветы Разумовский поселился в Аничковом дворце в Санкт-Петербурге. Вступив на престол, Екатерина II отправила к Разумовскому канцлера Воронцова с указом, в котором ему присваивался титул высочества как законному супругу покойной государыни. Современники рассказывают, что в ответ на это Разумовский достал из потайного ларца брачные документы, зачитал их канцлеру и тут же бросил в топившийся камин, сказав при этом: «Я не был ничем более, как верным рабом ее величества, покойной императрицы Елизаветы Петровны, осыпавшей меня благодеяниями превыше заслуг моих... Теперь вы видите, что у меня нет никаких документов». Умер фаворит в 1771 году. После его смерти Горенки достались в наследство брату Разумовского - графу Кириллу Григорьевичу (1728 -1803), в 18 лет ставшему президентом Петербургской академии наук.

Затем он стал гетманом Украины, фельдмаршалом. В 1784 году Кирилл Григорьевич разделил наследство между двенадцатью сыновьями. Горенки перешли к Алексею Кирилловичу Разумовсскому, известному ботанику, прозванному русским Линнеем. К 70-м годам XVIII века в Горенках насчитывалось 32 двора и 227 жителей. А в 80 - 90-х годах XVIII века, при А.К. Разумовском, с большим размахом была построена усадьба Горенки - одна из самых крупных в Подмосковье. Алексей Кириллович был действительным камергером двора, крупным по тем временам чиновником.

А.К. РазумовскийГраф Алексей Кириллович родился в 1748 году. Родители постарались дать ему отличное образование. Он прослушал курс лекций в Страсбургском университете. При Петре III был произведен в ротмистры, затем - в камер-юнкеры и после этого нес только придворную службу. В 1775 году он был пожалован в действительные камергеры, но через три года вышел в отставку и поселился в Горенках, где и начал возводить величественную усадьбу.

Вскоре услуги Разумовского вновь были востребованы. В 1786 году он был назначен сенатором и произведен в тайные советники. В 1795 году, из-за разногласий с императрицей Екатериной, которая отказалась назначить его президентом Коммерц-коллегии, Разумовский вышел в отставку и вновь поступил на службу только в 1807 году в качестве попечителя Московского университета. В 1810 году Разумовский был назначен министром народного просвещения. При нем были открыты 72 приходские школы, 24 уездных училища, несколько гимназий и других учебных заведений, при Московском университете была учреждена первая кафедра славянской словесности. Разумовский лично принял участие в разработке устава Царскосельского лицея, который при нем и был открыт.

После 1812 года Разумовский значительно охладел к службе и последние два года вовсе не занимался делами. В 1816 году он окончательно вышел в отставку и вновь поселился в Горенках. С 1818 года Алексей Кириллович жил местечке Почеп (ныне в Брянской области), где и умер в 1822 году.

Интересны оценки личности Разумовского, которые оставили его современники. По словам Вигеля, все сыновья гетмана Кирилла Разумовского «были начинены французской литературой, облечены в иностранные формы, почитали себя русскими Монморанси, были любезные при дворе и несносные вне его аристократы». А князь А. Васильчиков прибавляет, что старший из них, Алексей, был «гордыни непомерной... и суров в кругу своего семейства». Характера граф Алексей был действительно крутого. Богатейший в России жених, он взял за себя и богатейшую в России невесту - княгиню Варвару Петровну Шереметеву (1750 - 1824). Но уже через несколько лет Разумовский отослал ее от себя и стал жить с девицей Денисьевой. Дети от этого союза при Александре I получили дворянство и фамилию Перовских - по названию еще одной подмосковной усадьбы Разумовского - Перово.

Именно А.К. Разумовский решает возродить прежнее значение Горенок для России. Здесь по проекту архитектора А. А. Менеласа был возведен дворец с красивым пейзажным парком, включавшим ботанический сад, над созданием которого работали известные ученые. Причем, как считают некоторые историки, основой для строительства усадьбы послужили остатки каменного дворца в Перово, выстроенного знаменитым В.В. Растрелли. Кроме этого, в Горенках была крупнейшая в России библиотека по естественным наукам.

Дворец граф А.К. Разумовский отстроил с размахом. Его центром был трехэтажный усадебный дом с флигелями, фасад которого украшал шестиколонный портик. Устроенный Разумовским в Горенках в 1798 году Ботанический сад считался тогда лучшим в России. Его коллекция достигала 7000 экземпляров, и в год на его содержание тратилось до 70 тысяч рублей - огромные по тем временам деньги. В оранжерее высотой до 12 метров росло не менее 300 тропических деревьев, которыми особенно гордился граф. Растения доставлялись со всей России - от Сибири до Кавказа и из-за рубежа. В Горенках росли и уникальные для Подмосковья сибирские кедры, и американские ели. Научную работу в ботаническом саду возглавили ведущие российские ученые - Ф.Х. Стевен и Г.И. Фишер. Профессора и адъюнкты жили в Горенках месяцами, получая все необходимое для научных опытов. Главным садовником в ботаническом саду был назначен профессор ботаники Иван Редовский. В 1809 году именно в Горенках возникло первое в России Фитографическое (ботаническое) общество.

Побывавший в Горенках известный литератор П.П. Свиньин так их описывает в своих воспоминаниях за 1822 год: «Дом и английский сад прекрасны... невольно изумляешься, как частный человек мог соединить в немногие годы столько сокровищ природы из всех стран света... В здании около 40 футов вышины собраны огромные редкие деревья, и зритель гуляет в тени пальм, кипарисов, бамбука, ямайского кедра и других деревьев, столь же редких и замечательных, как драконова кровь, американская маслина и пр.». Отдельное здание Разумовский выделил под коллекции минералов и гербарии, которые привез из своих странствий по свету известный мореплаватель И.Ф. Крузенштерн.

Тем не менее начало XIX века стало для усадьбы временем заката, хотя она в отличие от соседних сел почти не пострадала во время Отечественной войны 1812 года. Немного лишь был поврежден усадебный дом, а оранжереи не пострадали вовсе. Правда, разоренная усадебная церковь позже так и не была восстановлена. Сам Разумовский вскоре переезжает и увозит с собой большую часть прислуги. В 1818 году в Горенках осталось всего 9 семей дворовых людей и 23 крестьянских хозяйства.

В 1822 году, после смерти знаменитого владельца, имение купил действительный статский советник, камергер, член Государственного совета князь Борис Николаевич Юсупов (1750 - 1831), который вывез скульптуры, а также часть оранжерей ботанического сада в свои имения в Архангельском и Москве. А затем в 1832 году продал имение полковнику гвардии Николаю Аполлоновичу Волкову (1795—1858).

Новый владелец был человеком другого склада ума, нежели Разумовские. Он вместе с купцом В.Н. Третьяковым (1780 - 1847) намеревался выгодно использовать огромные площади усадьбы для получения вполне реальной прибыли. В России начиналась эра текстильной промышленности. В Горенках появились две фабрики: бумагопрядильная и бумаготкацкая. Обе они как раз и разместились в бывшем дворце Разумовского. В залах с расписными плафонами и ионическими колоннами на полах из наборного паркета стояли теперь ткацкие станки. Волков владел усадьбой и фабрикой до ноября 1850 года.

Затем деревню Горенки купил коллежский регистратор и фабрикант Ф.Ф. Пантелеев, имевший бумаготкацкую фабрику в сельце Лапине (Спасское). В 1843 году на фабрике в Горенках стояло 192 машины, 150 механических станков, 930 рабочих вырабатывали плис на сумму 480 тысяч рублей в год. Был в Горенках и собственный чугунолитейный завод. А через 10 лет усадьба стала собственностью «почетного потомственного гражданина» Константина Владимировича Третьякова, превратившего фабрику в одну из самых больших в округе.

В 1852 году в Горенках было 33 крестьянских двора и проживало 249 человек. Революционный демократ В.А. Слепцов в начале 60-х годов XIX века исследовал быт, экономическое и правовое положение фабричных и крестьян. Фабрику в Горенках он описывает так: «Огромные залы с паркетными полами, битком набитые прядильными аппаратами, венецианские окна, из которых виден запущенный парк, и тут же, в мраморных стенах, шлихтовальни, запах деревянного масла и духота нестерпимая. В боярских покоях трескотня и неумолкающий шум ткацких станов».

Работники фабрики были из местных крестьян и обучались мастерству в Реутове и на других ткацких производствах Центральной России. Специально для них строят рабочий поселок, известный как Николаевская слобода (сейчас — микрорайон Балашиха-1). Сюда и переселяется большая часть жителей Горенок.

В 90-х годах XIX века владелицей Горенок стала Мария Владимировна Третьякова — вдова фабриканта В.А. Третьякова. Она вышла замуж за богатого купца совсем молоденькой, едва закончив балетную школу. У Третьяковых было два сына - Андрей и Владимир - и дочь Мария. Фабрика в усадьбе в это время уже не работала (она закрылась примерно в 1885 году). Рассказывают, что Мария Владимировна была дамой веселого нрава и быстро прокутила доставшееся ей от мужа наследство, оцениваемое в 500 000 рублей. Нанимая в Крыму пароход, она любила ходить в плавания по теплым морям, при этом не стеснялась в средствах. В итоге в конце жизни уже родственники выделяли ей по 5000 рублей в год, для того чтобы она не умерла с голоду. Похоронена Мария Владимировна в Андроньевском монастыре.

Имение пришло в упадок. Внаем была отдана часть фабрики под птичник, а также фабричный пустой корпус рядом с дворцом. Управляющий с трудом собирал средства на существование. Подобное «производственное использование» зданий продолжалось вплоть до 1910 года, пока в журнале «Старые годы» (№ 12 за 1911 год) не появился очерк об усадьбе Горенки историка архитектуры И.Е. Бондаренко. «Горенки теперь окончательно гибнут», - писал он. На эту статью откликнулся известный предприниматель В.П. Севрюгов, купивший усадьбу.

Последний владелец Горенок попытался воссоздать прежний облик дворца. Он был капитально отреставрирован под наблюдением архитектора Сергея Егоровича Чернышева (1881—1963). Реставрация Горенок закончилась уже перед самой революцией. Чернышев заново создал во дворце «Золотой зал», украсил его росписью и отделал искусственным мрамором. Он же решил возвести в Горенках 14-колонную лоджию на парковом фасаде дворца.

А вот что писала в своих воспоминаниях о Горенках той поры А.Г. Введенская: «По правую сторону Владимирского шоссе (если ехать из Москвы), против крестьянских дворов, частью за деревянной и каменной оградой и земляным валом находились земли усадьбы. Въездов было два. Главным считался первый от Москвы. У въезда в пределах усадьбы, - продолжает она, - по бокам дороги стоят два каменных корпуса хорошей сохранности, построенных одновременно с дворцом и бывшими служебными усадебными постройками. Правый корпус сдавался под дачу, а в левом жила усадебная прислуга. От корпусов дорога вела к дворцу, по ее левой стороне шел вал, обсаженный кустами, по правую - деревянные корпуса фабричного типа и каменные служебные постройки. В деревянных корпусах жили дачники и управляющий имением, а каменные пустовали. Деревянные здания были построены Третьяковым.

Главный фасад дворца со стороны дороги, по-видимому, не был изменен Волковым при устройстве в нем фабрики. При сравнении боковых сторон главного фасада нам бросилось в глаза отсутствие с правой стороны открытой галереи второго этажа и открытого полукруглого балкона. Правая часть дворца сильно пострадала от приспособления под фабрику. Внутри были пробиты потолки для установки машин, заделаны штукатуркой, впоследствии местами обвалившейся. Прекрасные росписи потолков и стен, несмотря на время, сохранили свежесть колорита и изысканное изящество контуров.
В средней, несколько выдвинутой в виде портика, части фасада был главный вход с лестницей во второй этаж в главный зал, расположенный в центре здания. Громадный зал имел прекрасную сохранившуюся роспись стен и плафона. Плафон был с изображением амуров с гирляндами цветов. Часть зала при Третьяковых была отведена под сцену, устройство которой было поручено моему отцу - художнику. При установке сцены росписи стен не были испорчены. Несколько лет городские дачники устраивали здесь спектакли, но в 1901 - 1902 годах доступ во дворец был закрыт за ветхостью последнего.

Обойдя дворец с правой стороны, мы попадали на берег пруда. Слева от него была фабричная каменная двухэтажная пристройка ко дворцу. Фасад дворца с этой стороны выходил на широкую площадку, где был разбит цветник. Эта площадка была обнесена низкой каменной оградой с лестницей вниз на лужайку и видом на пруд. По бокам лестницы были два одноглавых Екатерининских орла, сохранившихся до наших времен.

От знаменитых оранжерей Разумовских ничего не сохранилось. По левую сторону дороги были деревянные постройки - кухня и конюшня Третьяковых, а у входа в парк - 2 деревянных корпуса фабричного типа, сдававшихся дачникам и вынесенные Севрюговым за пределы парка в поле около деревни. Это, кажется, единственные деревянные постройки, не уничтоженные Севрюговым.

От переделок наиболее пострадала часть парка от плотины до «красной беседки». Раньше здесь была узкая аллея с густыми зарослями по бокам. Севрюгов вырубил здесь всю растительность и устроил дамбу с открытыми видами на пруды. «Красная беседка» с внешней стороны оставлена без изменения, но внутри уничтожены 4 дерева - раскрашенные колонны, изображавшие пальмы с железными листьями вместо капителей.

Вал, начинавшийся от главного въезда в усадьбу, кончался у двухэтажных деревянных бараков для рабочих, которые потом сдавались под дачи. Два последних фабричных барака стояли на границе между деревней и усадьбой, по бокам второго въезда каменных ворот. Все эти постройки сдавались под дачи», - такими словами заканчивает свое повествование Введенская.

В 1918 году Пехорский район, в который входили населенные пункты Балашихинской округи, был переименован в Разинский. В бывшем дворце Разумовского разместился Разинский Волгорсовет. Первым председателем Совета стал А.Ф. Иванов. Он же возглавил волостной комитет партии и вместе с другими коммунистами стал "наводить" в волости революционный порядок. Осенью 1920 года райисполком по требованию Моссовета переехал в усадьбу купца Вишнякова (дачный поселок Вишняки), а после пожара 1922 года - на станцию Салтыковка, где и находился до 1929 года.

Некоторое время часть дворца и другие здания усадьбы Горенки занимал также детский дом (или колония) им. Степана Разина. На фасаде дворца был вывешен большой портрет вождя крестьянской войны XVII века. Позднее, в 1925 году, в бывшей усадьбе Разумовских разместился санаторий «Красная Роза» (в честь немецкой коммунистки Розы Люксембург), в котором до сих пор оказывают помощь туберкулезным больным.

В 1926 году бывшая жена Сергея Есенина Зинаида Райх и ее супруг, знаменитый режиссер Всеволод Мейерхольд, купили на просеке Горенского парка дачу № 3. Здесь они проводили очень много времени, здесь выросли дети С. Есенина - Татьяна и Константин. У них в гостях частенько бывали писатели А. Толстой, Ю. Олеша, артисты И. Ильинский, С. Мартинсон, Э. Гарин, композиторы С. Прокофьев и Д. Шостакович. С 1970 года просека, где располагался дом 3. Райх и В. Мейерхольда, стала называться улицей С. Есенина.
В самих Горенках, по переписи 1926 года, проживало 196 человек. Местные жители занимались извозом, работали на местных фабриках, выращивали картофель, овес и рожь. А в 1939 году Горенки влились в поглотившую их Балашиху. Так закончилась история одного из самых древних поселений Балашихинского района.

По материалам книги Алексея Галанина, "Балашиха: История, факты, комментарии" / Балашиха: Издательство "Дельта", 2004.

Balabike.ru

Назад

Все материалы раздела

Зенино
Образец дворянской модернизации.
Владельцы и жильцы Никольского-Архангельского
Усадебно-дачные истории
Никольско-Архангельский
Поселок, вошедший в состав г. Балашихи.
Новый Милет
Село и усадьба на юго-востоке Балашихинского района.
Никольское-Трубецкое
Село, ранее также и небольшая усадьба, на севере Балашихи
Троицкое-Кайнарджи (Павлино)
Усадьба южнее г. Железнодорожного, расположенная в селе Павлино в 20 км на восток от г. Москвы.
Полтево
Село и усадьба
Пехра-Яковлевское
Село и усадьба
Усадьба князей Голицыных
Знаменитые владельцы усадьбы Пехра-Яковлевское
Горенские "сидельцы"
Кто в Горенках живал и чем занимался :)
Горенки
Деревня и усадьба на территории Балашихинского района.



вверх
BALABIKE.RU
вверх
© Balabike.ru, 2006


Rambler's Top100